Мышьяк и его органические соединения в медицине

Трудно сказать когда именно появилась первая мысль использовать мышьяк и его соединения на медицинских целях; его ядовитые свойства были отнесены к глубокой древности. Началом же его медицинского использования можно считать 1786 год когда врач на дом Т. Фовлер применил однопроцентный раствор арсенита натрия, как общеукрепляющее и тонизирующее средство. Российская фармоколея 1902 года подтверждает такое использование данного лекарства, что говорит о его эффективности умеренных побочных действиях.

Исследования Ф. Нильсена и М. Анке на животных. проведенные в 1975—1976 годах, показали, что мышьяк не столь уж ядовит, как о нем принято думать, и его недостаток вызывает лаже арсенодефиинтные состояния. Несмотря на то, что вред от нехватки мышьяка в организме человека так и не был доказан, у крыс, коз и карликовых свинок исследования выявили при дефиците этого химического элемента нарушения репродуктивной функции и преждевременную гибель потомства.

Последнее открытие вполне позволяет доверять медицинской практике Т. Фовлера. Также были известны случаи сознательного приема неорганического мышьяка в несмертельных нарастающих дозах с целью выработки иммунитета, лицами, которые подозревали возможность их криминального отравления. Применение же органических препаратов мышьяка в медицине началось с введением в терапию Ф Блюменталем в 1902 году атоксила. В 1905г. его использование в Англии при трипасомных заболеваниях, а так же в случая сифилиса и возвратного тифа. В 1907 году Р. Кох применил его для лечения сонной болезни в Африке.

Однако побочные действия препарата были недооценены ввиду того, что для животных он оказался не столь ядовитым, как для людей. Атоксил задерживается в клетках организма человека, и там проходит его метаболизм, приводящий к очень к очень ядовитым продуктам, влияющим на нервную систему, вызывая атаксии и парезы, особенно часто - артрофию зрительного нерва и воспаления почек. Тяжелые побочные действия препарата вызывающие слепоту у многих африканских пациентов, а также менее тяжелые последствия терапии (головокружение, головная боль, шум в ушах, ослабление слуха и расстройство аппетита) привели к уменьшению случаев применения нового лекарства, несмотря даже на его эффективность против сонной болезни.